Небо над Берлином
26, 27 июля

Небо над Берлином

Режиссер: Вим Вендерс
Сценарист: Петер Хандке, Рихард Райтингер, Вим Вендерс
В ролях: Бруно Ганц, Сольвейг Доммартин, Отто Зандер, Курт Буа, Питер Фальк, Ганс Мартин Стир
Производство: Франция, Германия, 1987
Жанр: фентези, драма
Продолжительность: 2 ч. 10 мин.




Приз Французского синдиката критиков за лучший иностранный фильм, 2 Федеральных премии I степени — за фильм и операторскую работу, по итогам 1988 года — приз публики на МКФ в Сан-Паулу, два «Феликса» — за режиссуру и второплановую роль (Курт Буа), «Независимый дух» в США и «Голубая лента» в Японии за лучшую иностранную картину.

Европейская киноакадемия, 1988 год: Лучшая мужская роль второго плана (Курт Буа), Лучший режиссер (Вим Вендерс)

Каннский кинофестиваль, 1987 год: Лучший режиссер (Вим Вендерс)

Невидимые людям ангелы фланируют по разделенному стеной Берлину, заглядывая в дома, мысли и души его обитателей. Один из них готов променять вечность в раю на любовь акробатки из цирка. Но по силам ли небесному созданию выдержать земные чувства?

Факты о фильме:

  • Первые 90 минут фильма – черно-белые, потому что ангелы видят лишь различные оттенки серого. Фильм становится цветным одновременно с падением на Землю Дамиэля. Одновременно с падением меняется и речь Дамиэля – с высокого «ангельского» штиля он переходит на обычную речь.
  • Все черно-белые сцены были сняты через специальный фильтр, который оператор Анри Алекан соорудил из чулка своей бабушки.
  • Цирк «Алекан» был назван в честь оператора Анри Алекана.
  • Когда появляется Питер Фальк, бегущие за ним дети кричат «Коломбо! Коломбо!», намекая на самую популярную роль актера – детектива Коломбо.
  • Вендерсу не разрешили снимать у настоящей Берлинской стены. Пришлось построить декорацию; первый вариант «стены» был разрушен дождем, потому что конструктор обманул продюсеров и построил ее из дерева.
  • В этом фильме имеется эпизодическое появление Вима Вендерса: он играет члена съемочной группы в сцене, где ангел Кассиэль наблюдает за съемками фильма с Питером Фальком.
  • Сцена, в которой герой Отто Зандера (белокурый ангел Кассиэль) мрачно едет на автобусе, обхватив руками голову, снята так потому, что в день съемок у него обнаружилась большая проплешина, которую не мог скрыть никакой грим.

 РЕЦЕНЗИЯ:

Экзистенциальная притча

Два ангела, Дамиэль и Кассиэль, способные читать мысли людей, спускаются с небес в современный Берлин. Оба далеко не святые, а один из них, Дамиэль, даже влюбляется в девушку-циркачку Марион. Но из-за этого он теряет свои крылья и бессмертие. Так что отныне «падший ангел» вынужден жить среди людей.

Этот фильм Вима Вендерса, одного из лучших режиссёров современного мирового кино, является «данью почестей» Берлину к его 750-летию, поэтическим признанием в любви к человечеству, притчей, рассказанной новаторским киноязыком, произведением, которое открывает новые горизонты в искусстве. Сценарий был вдохновлён стихами немецкого поэта Райнера Марии Рильке (прежде всего — его циклом «Дуинские элегии» с образами ангела, человека и куклы) и написан при содействии австрийского писателя Петера Хандке, с которым Вендерс не сотрудничал более десяти лет со времён «Ложного движения». Не случайно и то, что картина «Небо над Берлином» снята Анри Алеканом, «живым классиком» французского операторского искусства, некогда работавшим с Жаном Кокто и Марселем Карне. Постановщику фильма был важен условный, «метафизический» (по его словам) опыт при создании, в общем-то, фантастической истории, мистической сказки, мифологической поэмы, которая обращена не столько в прошлое, сколько в будущее.

А посвящение трём «ангелам кино» — Андрею Тарковскому, Ясудзиро Одзу и Франсуа Трюффо — отражает не просто личные пристрастия Вима Вендерса. В «Небе над Берлином» заметнее всего, как он избавляется от прежнего американского влияния, непосредственно наследуя традиции европейского и общемирового искусства. Философские раздумья Тарковского о судьбах человечества; поэзия внешнего мира, обыкновенного быта и простых человеческих чувств в кинотворениях Одзу; искренность и деликатность Трюффо в показе интимных отношений, его гуманизм и отстаивание суверенности души, внутреннего мира каждого человека… Всё это переплавлено, художнически осмыслено и творчески преображено в ленте Вендерса. Она является своеобразным посланием человеческой цивилизации, предостережением миру как бы из высших, надземных сфер — не только от лица двух ангелов, желающих спасти человечество от самого себя. Можно считать, что к нам обращаются с вестью уже покинувшие этот мир души, которые некогда были русской, японской и французской, а ныне стали общечеловеческими.

И удивительно, как быстро (всего лишь через два года) исполнилась надежда автора, который мечтал об уничтожении любых стен, преград и границ между людьми в самом центре Европы — в Берлине. А спустя шесть лет Вендерс попытался сделать своеобразное продолжение — «Так далеко, так близко», но, несмотря на Большой приз жюри в Канне, эта картина, отражающая момент после падения Берлинской стены и слияния двух Германий, произвела разочаровывающее, если не вообще удручающее впечатление из-за своей сюжетной и художественной невнятности.

1989/1997, Сергей Кудрявцев