КАНДАГАР
14 апреля

КАНДАГАР

Режиссер: Андрей Кавун
Сценарист: Андрей Кавун
Продюсер: Илья Неретин, Валерий Тодоровский
В ролях: Владимир Машков, Андрей Панин, Александр Балуев, Юрий Беляев, Богдан Бенюк, Александр Голубев, Александр Робак
Производство: Россия, 2010
Жанр: Драма, боевик
Продолжительность: 1 ч. 40 мин.


Афганистан, 1995 год. Русский экипаж грузового самолета, перевозившего боеприпасы для правительственных войск, захвачен талибами. Больше года летчики провели в плену и, так и не дождавшись помощи от родного государства, сумели организовать побег, угнав свой собственный самолет.

За кадром:

Фильм основан на реальных событиях — в 1995 году экипаж ИЛ-76 (командир Владимир Шарпатов, второй пилот Газинур Хайруллин, штурман Александр Здор,

бортинженер Асхат Аббязов, радист Юрий Вшивцев и бортинженеры Виктор Рязанов и Сергей Бутузов) был перехвачен истребителями движения "Талибан" и совершил посадку в Кандагаре. За действия в плену командиру судна и второму пилоту было присвоено звание Героев России. Все остальные члены экипажа были награждены орденами Мужества.

Цитаты:

"Нас бросили все. МИД и Россия. А уж президенту вообще наплевать. Он в одной Чечне теряет ежедневно больше людей, чем наш экипаж. Все привыкли к потерям..." (Из дневника Владимира Шарпатова)

Рецензия на фильм:

Середина 90-х. Ил-76, груженный китайскими патронами, оформленными по накладной как "амуниция", то есть почти гуманитарный груз, вылетает из Стамбула в Кабул, где отстреливается от талибов законное афганское правительство. Над Афганистаном в хвост нашему транспортнику пристраивается талибский МИГ, пилотируемый серьезно настроенным бородачом, знающим командира экипажа по казанской авиаучебке: на сносном русском бородач приказывает "другу Володе" (Александр Балуев) посадить самолет в районе Кандагара. Следующий год, упакованный режиссером в компактные полтора часа, российских летчиков продержат за замком, пытаясь обучить Корану и склонить к сотрудничеству с ВВС талибов, из одного этого бородача, как выяснилось, и состоящими. Летчики будут играть в футбол, давать интервью международным СМИ, ругаться, драться друг с другом и охраной, пить на 23 февраля заначенную водку, а в конце совершат настоящий подвиг.

Удивительную историю с захватом экипажа, долгим мусульманским пленом и угоном родного самолета из-под носа мирового зла придумывать было не надо — в 1996-м она действительно произошла с нашими пилотами. Правда, с переносом событий на экран, за который, будь летчики американскими, ушлые брукхаймеры взялись бы, засучив рукава, на следующий день после возвращения героев, у нас почему-то не спешили. Но, может быть, оно и к лучшему. Лет десять назад, когда русское кино представляло собой совсем уж несерьезное явление, афганский триллер с участием тяжелой авиации смотрелся бы как бедный родственник телесериала, потративший все карманные расходы на один дубль с пролетом ИЛ-76 из левого угла кадра в правый. Сейчас, несмотря на богатое телесериальное прошлое режиссера Андрея Кавуна, таких сравнений уже не возникает.

Дело даже не в том, что не пожалели средств на массовку бородатых марокканцев, отвечающих в кадре за талибов. И на угон настоящего ИЛ-76, похожий на угон самолета, а не студийной декорации с задниками из барханов. И на монтажера "Под покровом небес" — фильма Бертоллучи на ту же в общем тему затянувшегося пребывания белого человека в местах для него не предназначенных. Порядка, пожалуй, стало больше не столько в форме, сколько в содержании. Андрей Кавун, сделавший "Курсантов" и единственный за десятилетие любопытный русский экшн "Охота на пиранью" вопреки ожиданиям не стал эксплуатировать разудалую китчевую жилку, которая у этого режиссера действительно сильно развита. Из всех потенциальных жанров, которые таила в себе история про кандагарский плен — от патриотической клюквы до простой реконструкции событий, эффектной и без всяких дополнительных идей, он выбрал самый неочевидный — психодраму, где ценой вопроса назначена не честь державы, а сохранение свободы. Последнюю простые русские мужчины, попавшие в абсурдные, мягко говоря, условия, сами добывают для себя голыми руками.

Знаментально, что и Кремль, и Казань, куда приписан самолет, оказываются в этом важном деле совершенно лишними. Первый все время шлет пилотам водку с потеющим на жаре консульским работником. Во второй, возможно, стоит нелетная погода, о которой по инерции спрашивает командир Шарпатов перед тем, как рвануть на родину. Но таковы факты. Можно представить, какая ерунда вышла бы из "Кандагара", сочетай Кавун обязательную после "Пираньи" демонстрацию обнаженного Машкова с задачами военно-патриотического воспитания, которые отвергаются здесь также брезгливо, как предложение бородача учить талибов летать на истребителях. Если на земле не складывается с нравственными и прочими законами, мужчины улетают в небо — и этого им достаточно.

Вадим Зельбин