ШЕРИ
c 4 марта

ШЕРИ

Режиссер: Стивен Фрирз
Сценарист: Кристофер Хэмптон, Колетт
Продюсер: Raphaël Benoliel, Саймон Фоусет, Марко Жилль
В ролях: Мишель Пфайффер, Фрэнсис Томелти, Том Бурк, Руперт Френд, Джо Шеридан, Кэти Бейтс, Тоби Кеббелл, Фелисити Джонс, Ибен Яйль
Производство: Германия, Франция, Великобритания, 2009
Жанр: Мелодрама
Продолжительность: 1 ч. 32 мин.
Официальный сайт: www.cheri-lefilm.com


 Берлинский кинофестиваль, 2009 год: номинант на Золотой медведь.

История любви между Леа, прекрасной куртизанкой в отставке, и Шери, сыном ее старой коллеги и соперницы мадам Пелу. Леа обучает испорченного, но неопытного юнца тонкостям любви, их роман длится вот уже шесть лет, но мадам Пелу тайным образом женит Шери на дочери другой богатой куртизанки.

По мере приближения неотвратимого момента расставания, Леа и Шери пытаются примириться с разлукой, но удовольствие и легкость, связанные с любовью, уже проросли в их жизнях настолько глубоко, что только сейчас влюбленные начинают понимать, как много они значат друг для друга.

 

 


Рецензия на фильм:

Надо сказать, что такие вот "Шери" славного опыта не имеют. Да и откуда его иметь, если сын куртизанки, воспитанной грудой нянек, ничего не умеет, кроме как валяться на низенькой софе где-нибудь в "Максим", и залезать длинными пальчиками за низенький вырез местных дам. Такие разгильдяи подчас привлекают женщину больше, чем работяга-парень, готовый ради тебя, красотка, разбиться в последнюю лепешку.

Почему? Да все просто. Сыночек, воспитанный грудой нянек, и абсолютно не привыкший к работе над своей личностью, вид имеет скучающий, отрешенный и блаженный. Всем вокруг кажется, что отрешен от суеты мирской. Делаем вывод, что он - философ. Скучает он потому, что все ему маленько поднадоело, и хочется отдохнуть. А тем, кто хочет отдохнуть, многие подсознательно завидуют. И, наконец, блаженный вид может быть только у того, кто имеет все блага земные. Потому и блаженный. Вы когда-нибудь видели работника верфи с блаженным видом? Хрена два - работник верфи вид имеет заебавшийся, глаза - выпученные, волосы - как гнездо орла, на которое села пьяная лошадь. И такой вид мы наблюдаем вокруг себя постоянно, поэтому он нас не привлекает.

А вот Шери.... милый Шери...

Туп. И не имеет никаких эмоций. Отсюда и блаженный вид.

Ну а теперь плавно скользнем в сторону Леа.

Леа - не просто куртизанка. Она - умная куртизанка. Она не просто женщина, она - умная женщина. К сожалению, тоже купившаяся на вид Шери. Но сумевшая не просто покорить скучающего обольстителя, но и удержать его возле себя.

Абсолютно очевидная нестандартность сюжета пронизана той психологичностью, которую нам повседневно демонстрирует жизнь. Учение Фрейда, которое стало одиозным, и набило уже оскомину, откровенно говоря, не хотелось бы применять, говоря о фильме. Более научен, прозрачен и понятен здесь будет Эрик Берн. И Берн очень четко и ярко проиллюстрировал бы этот фильм, если бы фильм не проиллюстрировал Берна. Мужчины, которые по той или иной причине не знали, не имели, не видели мать, и у апологета психоанализа Фрейда, которого я, откровенно, не очень люблю, и у более научного Эрика Берна всегда выдают одну и ту же жизненную реакцию – подсознательно они формируют с женщиной ролевые отношения, где женщина рассматривается в роли матери. Эрик Берн описал три вида супружеских отношений:

-женщина-мать

- женщина-игрушка

- женщина-партнер (наиболее редко встречающийся тип отношений)

Умудренность взрослой женщины, понимание ею, что она увядает, что не только молодость не вечна, а уже и старость не за горами, приводит ее к тем отношениям, о которых больше всего мечтают все мужчины, подобные нашему милому Шери. Выглядит это примерно так: нет ничего более постоянного, чем временное.

Отношения ни к чему не обязывающие, наиболее искренние, потому что женщина (Леа) ничего не требует, а мужчине (Шери) этого и нужно. Она осознает свое положение, и потому дорожит каждой минутой с любимым. И Шери втягивается в эти отношения. Ему кажется, что все – просто, все – замечательно, от него ничего не хотят, он абсолютно свободен и в любой момент может уйти. И ему кажется, что уход для него будет очень легким. И вот когда наступает момент ухода, когда он понимает, что вернуть ничего нельзя, он осознает, что привычка стала второй натурой. Он может формировать только такие отношения, другие его тяготят. Ум, мудрость и всепрощение его былой возлюбленной подняли его чувства на такую высоту, что он не в состоянии чувствовать ничего, кроме потребности любить. Лорд Честерфилд в своих письмах к сыну писал: «Глупый тиран правит по принципу «Пусть ненавидят, лишь бы боялись. Умный же – по принципу «Пусть любят, тогда бояться мне нечего» (с)

Леа приручила возлюбленного своей любовью, и с другой женщиной (женой) он уже жить не мог. И все его отношения с женой были пронизаны также напутствием Леа: «Относись к ней бережно, не причиняй ей боли».

Но это была внешняя сторона – он просто старался ее не ранить. Ему не поручали любить жену. Он выполнял свой долг, но не мог забыть того, к чему был приучен. Тех отношений, которых так не хватает многим мужчинам и женщин, и отсутствие которых так часто бывает причиной катастроф и драм.

Леа не спрашивала его ни о чем, она абсолютно не знала его. Он для нее был и остался загадкой, она не хотела его разгадывать, не хотела познавать. Это и придавало вечную новизну их такому не скоротечному роману. 6 лет люди НЕ знали друг друга. 6 лет они оставались друг для друга незнакомцами. Шери - для Леа. Леа - для Шери.



Очень психологичен возврат возлюбленного к Леа. Это как прорвавшаяся боль, боль и его, и ее. Она за месяцы разлуки поняла, что это ее последняя любовь, это единственно возникшее чувство, и он, прибежавший тайно, понял, что прежние отношения уже невозможны, потому что есть третий человек и обязательство, чувство вины перед ним. Эдме, жена. И чувство вины перед Эдме вылилось в агрессию к Леа. Это также очень психологично, пожалуй. Мы часто пытаемся сформировать у человека комплекс вины, думая, что мы сможем им управлять в этом случае. Не по злому умыслу - отнюдь. Чистая и голая подсознанка. А на самом деле мы просто вызываем агрессию по отношению к себе. И спокойные отношения с Эдме вызвали у него чувство благодарности и безудержного желания. Возникла новая волна влечения к Эдме, когда он узнал, что его первая возлюбленная вернулась, что вот она, рядом, надо лишь протянуть руку. Он готов был возлюбить весь мир, пожалуй. И жену, конечно же.

И именно в этот момент Леа не готова была советовать ему быть нежной со своей женой. И это был тот момент, когда она произнесла роковые слова, которые заставляют многих мужчин делать шаг назад. Потому что были произнесены Слишком Рано.

«Я люблю тебя».

Незнакомка кончилась. Перед ним была Женщина. И слова. На которые он не мог ответить. Потому что после таких слов следует либо "И я тебя", либо - драма.

Шери предпочел драму.

Отличное кино, надо сказать. Отличная стареюще-нестареющая Пфайффер. И даже Шери временами вызывал улыбку. Хотя в целом персонаж мне был не слишком приятен, но актер неплох. Я бы, возможно, посоветовал ему быть поживее, но зачем Шери быть живым?

***
При всех плюсах фильма, на "Оскара", по моему мнению (заменим им пресловутое имхо) он не тянет. Качественно - да. Хорошо выдержанный стиль - да. Интерьеры, костюмы - да. Но это не то кино, которое зацепит Киноакадемию и Киноакадемиков. К сожалению. Хотя - кто знает.

Дмитрий D.

 

ТРУДНЫЙ ВОЗРАСТ

Тяжело быть женщиной в Голливуде. Будущее в профессии с удвоенной силой ударяет по актрисам, чья красота является основным заработком. Наступит время для всех усиленно молодящихся красоток, когда играть старух еще рано, а очаровывать юношей с блеском в глазах уже поздно. Двойной нокаут. Первый проигрыш в матче. И настойчивое желание своей ролью вернуть былой блеск и легкость.

Очаровательная куртизанка Леа (Мишель Пфайффер), "вышедшая на пенсию" и наслаждающаяся новым для неё ощущением – одиночеством в постели. Молодой повеса Шери (Руперт Френд), не отягощенный жизненными проблемами, прожигающий жизнь в клубе "Максим" в общества таких же легкомысленных юнцов. В новом фильме Стивена Фрирза они резко сойдутся в пылком поцелуе.

Их отношения изначально предполагались как наставления опытной женщины молодому человеку. Однако пустые глаза, по форме напоминающие форель, на красивом лице с девичьими чертами вскоре привлекут Леа. Он для нее одновременно явится олицетворением тайны и разгадки. Их связь, начавшаяся, как флирт, окажется незнакомым для обоих чувством. Неопознанная любовь так и не сумеет сыграть значительную роль в их судьбах. Их страсть будет подавлена обстоятельствами времени, эпохи, бросающейся в глаза разницей в возрасте, которая в дальнейшем только бы увеличилась. Но главное упущение состоит в том, что морально опустошенный Шери не сможет оценить мудрость женщины, отведя ей в своей жизни лишь второстепенную роль.

"Шери" – фильм исключительно декоративный. Какое же это удовольствие для истинных эстетов разглядывать всевозможные рюшечки и оборочки на бесчисленных платьях Пфайффер? Актриса порой теряется в декорациях картины, утопает в своих одеяних. Цветы, которые просто апокалипсически заполняют кадр, неоднократно играют главную роль. И Мишель подобно прекрасным розам играет роль декорации "Шери", отлично вписавшись в мир вещей. Фильм строится на крупных планах актрисы, на том, как она элегантно держит бокал с вином, как кокетливо томится в постели, укутанная в белоснежные простыни, так гармонично сочетающимися с ее волосами. Это песня о красивых людях. Ода Мишель Пфайффер. Изгиб "хорошего тела, которое никогда не постареет" подается в выгодном ракурсе – наслаждаясь, камера, как и Шери, нежно ласкает Леа.

Нитка жемчуга, обрамляющая декольте – её прошлое, дорогое украшение, которое притягивает мужчин. Новое кольцо с изъяном – настоящее, и хоть оператор Дариус Хонджи ("Эвита", "Мои черничные ночи") несомненный друг Леа, зрители понимают, что она уже не та прекрасная куртизанка, волновавшая сердца многих. Нельзя не спроецировать это на биографию самой актрисы. Пфайффер уже достигла того неблагополучного для Голливуда возраста. Она все реже радует поклонников своими работами, и фраза, произнесенная ее героиней, о будущей свадьбе Шери – "теперь её время, мое закончилось" – ассоциируется, прежде всего, с самой актрисой. Подобно тому, как когда-то героиня фильма Билли Уайлдера "Сансет бульвар" (1950) с грустью просматривала фильмы со своим участием, уединившись в доме, Мишель Пфайффер, оказавшись узником грациозных платьев, оглядывается на свои прошлые роли с ностальгией. Невозможно воспринимать эту роль актрисы в отрыве от её прежней работы с режиссером в "Опасных связях" (1988), принесшей Пфайффер первую номинацию на "Оскар".

Героиня Мишель стареет по мере того, как фильм достигает своего логического завершения. И уже в финале будет запечатлен крупным планом долгий, пронизывающий взгляд бывшей куртизанки Леа прямо в зрительный зал. Взгляд уставшей женщины "трудного возраста", всеми силами сопротивляющейся времени.

 Яна Суетина.